IAB RUSSIA (Россия). Рабочая группа входящей в саморегулируемую организацию «Ассоциация маркетинговой индустрии «Рекламный Совет» Ассоциации развития интерактивной рекламы IAB Russia организовала дискуссию по борьбе с фальсифицированной информацией.

Главной темой обсуждения стал вопрос о том, как бороться и предотвращать fake-контент в эпоху пост-правды. В разговоре приняли участие: Светлана Кузеванова, старший юрист центра защиты прав СМИ, Александр Володин, директор по стратегическому развитию и партнёрствам «Одноклассники» (Mail.ru Group), Тоня Самсонова, руководитель сервиса вопросов и ответов «Яндекс.Кью», Глеб Черкасов, заведующий центром медиапрактик института коммуникационного менеджмента НИУ ВШЭ. Модерировала дискуссию Валентина Максимова, руководитель рабочей группы IAB Russia по борьбе с фальсифицированной информацией.

Светлана Кузеванова подготовила юридический обзор практики применения фейкньюс: как трансформировались фейки за время двухлетней правовой практики. Юрист выделила законодательные ограничения, которые ожидают медиарынок с вступлением в силу с 1 февраля 2021 года закона о социальных сетях 530-ФЗ. Так, например, площадки должны не только блокировать, но и выявлять самостоятельно противоправный контент.

«Требование не допускать распространения такого контента – наиболее спорный норматив, так как закон не поясняет сам порядок распространения»,

– считает Светлана Кузеванова.

Эксперт также пояснила постановление правительства №1824 от 12.11.2020 (274-ФЗ) относительно терминологии ОРИ (организатор распространения информации).

Специалисты отметили, что несмотря на стремление законодательных инициатив усилить прозрачность коммуникации в социальных сетях, медиарынок может столкнуться со снижением пользовательского контента (UGC) и вовлечённости.

Александр Володин поделился кейсами и опытом фактчекинга в социальной сети «Одноклассники», отметил, что сегодня видеоконтент или трансляция остаются наиболее сложным форматом для премодерации. Требуется проработать и сам подход.

«Если мы затрудняемся точно определить достоверность информации, то и блокировать такую информацию мы тоже пока не можем»,

– добавил Александр Володин.

Должны ли соцсети принимать решение: какая информация является достоверной или нет и как определить грань между верификацией и цензурой? Вопрос, который остаётся открытым, считает спикер.

В свете новой законодательной практики определённые сложности могут испытывать медиаплощадки, чья бизнес-модель строится полностью на пользовательском контенте. О том, как проходит верификация экспертов «Яндекс.Кью», поделилась Тоня Самсонова.

«Важно понимать, что популярный автор с большим количеством подписчиков может распространять недостоверную информацию, в то же время специалист, который даёт точную информацию, может иметь значительно меньшую аудиторию»,

– считает Тоня Самсонова.

В свою очередь, «Яндекс.Кью» разработал свою систему верификации экспертизы и помечает тех авторов, которые прошли её – эти ответы получают приоритет в ранжировании. Сервис ориентируется не только на систему лайк/дизлайк, отражающую популярность, но и придерживается принципа достоверно/недостоверно в оценках контента пользователей. В сервисе правила и свойства качества контента определяют представители профессионального сообщества в каждой из тем экспертизы, это минимизирует распространение недостоверной информации.

«В основе фактчекинга – критическое мышление, хотя в последнее время нам всем не хватает критического применительно к собственному критическому мышлению»,

– полагает Глеб Черкасов.

Необходимо учитывать то, что информация меняется также при переходе из одной платформы в другую.

Запись дискуссии доступна по ссылке.

(По сообщению  IAB Russia)